Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Яндекс.Метрика

Последний Рай | Волчьи Истории

Объявление


VIP:

Король Лев. Начало

ПРАВИЛА ОЧЕРЕДНОСТИ

В очереди указываются все игроки, которые находятся в локации. Все, чья очередь еще не наступила, выделены серым цветом.
имя - очередь этого игрока
- очередь сюжетной игры / переполнение локации (5 дней на пост)
- очередь обыкновенной игры (7 дней на пост)
имя - игрок временно вне игры
>> имя - персонаж ожидается в локации
[имя] - персонаж отыгрывается гейм-мастером



Наша группа ВКонтакте

Акция: задобри Лиса!

Уважаемые гости форума!
Добро пожаловать на ролевую игру "Последний рай"!
Действия разворачиваются на изолированном от внешнего мира Острове, где издавна почитался культ волчьих богов, и волки жили в мире и спокойствии, но с приходом человека начались смуты и расколы. Теперь в Землях существует несколько стай с различными идеологиями, которым приходится терпеть соседей, бродячие волчьи группировки, охотников из Города в центре Острова и своры псов.


Игровой сезон "В сонном царстве теней"

Уважаемые игроки! Не забывайте входить в систему (примечание: вход возможен не на всех мобильных устройствах) перед тем, как начинать игру, иначе ваши посты не засчитаются или отпись вовсе будет невозможна. Для входа в систему нажмите кнопку в левом верхнем углу экрана. В ходе действий по дальнейшей инструкции кнопка станет белой. Если этого не произошло, обращайтесь в данную тему

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Вечный лес

Сообщений 81 страница 100 из 115

1

http://s1.uploads.ru/i/IFAye.jpg

Ближайшие локации
------------------ ♦ ------------------
Север | Сухая поляна
Юг | Болотные топи, Змеиный кряж
Запад | Медвежьи холмы
Восток | ---

0

81

Со стороны второй группы раздался выстрел. Ситре вскинула голову, но ничего не увидела. Тогда она вскинулась вверх вся, поднимаясь на задние лапы и высоко возвысясь. И увидела как раз, как  Кай упал. Ситре дернулась, было, вперед, но заставила себя остановиться. Сейчас ей надо было защищать девушку. А с Каем есть Дейзо, да и сам хозяин все таки не ягненок. И все же собака ощущала смутное, неясное беспокойство.
Факел Декстера напугал свиней. Пользуясь неразберихой, их небольшая группа начала отступать. Вот уже свиной визг стал меньше слышен, а под лапами стало суше. Сире то и дело оглядывалась, выискивая глазами и носом хозяина, но он пока не шел. Это ж надо так? Не успела обрести и уже потеряла? Горло собаки подрагивало, в нем словно собрался ком. Она пыталась его сглотнуть, но он прочно засел на своем месте и никуда не девался. И все же собака молчала. Голос гампра глубокий, сильный, низкий и пугающий. Пугать воем, пусть и горестно-зовущим, людей, а тем более обозначать их местоположения было нельзя.
С болот уходили молча. Собака шла понуро, грязный бок все реже прижимался к бедру женщины, опасность миновала. Но терять бдительность собака  не собиралась, поэтому когда в лесу хрустнула ветка, она вскинула голову, навострив уши и тихо заворчала, оглядываясь. Лес был тихим. Толстые стволы вековых деревьев,  голые по зиме, мрачно возвышались вокруг. С одного дерева далеко впереди вспорхнул глухарь. Ломая сучья большая птица тяжело полетела вперед, подальше от людей. Но что же она слышала? Не глухаря ведь. Звук был тихий, на грани слышимости. Ситре тихо заворчала. Ветра в лесу почти не было, а тот, что был, дул в спины. Шерсть на спине собаки вновь поднялась колючим гребнем, она устремила морду в сторону звука и замерла в ожидании. ЛОжная тревога? Или опасность?

+3

82

Бах!
Топи наполнились звуком оружейного выстрела, в воздухе повис запах пороха. Не было времени выглядывать, кто стрелял, и попал ли: у Декстера была иная задача. Пока Ингрид вместе с собой пробиралась через болота в сторону лесу, Коу прикрывал тылы, возведя винтовку. Но ни одна клыкастая тварь не стала их преследовать, переключив все внимание на отряд Кая, который был сейчас в полной заднице. Но, как бы охотник не хотел ему помочь, он преследовал другую цель.
Скоро все стихло, и люди оказались погребены под тишиной ночного леса. Ситре вела себя тревожно, однако не скулила, а молча шла рядом с Ингрид. Женщина тоже пока сохраняла молчание, и Декстер не смел его нарушить. Оба понимали, что поступили не очень хорошо, а то, что у них не было иного выхода, вряд ли сойдет за оправдание. Они бросили своих людей ради призрачного источника, о котором до сих пор никто не знал. Найдут ли они его? Что, если все это было напрасно? А жизни тех людей и зверей вовсе не так призрачны, как цель, которую они преследуют. Если что-то случится с отбившейся группой, ответственность будет лежать на Декстере и Ингрид. Даже больше на Декстере: он был инициатором этой операции. Но сейчас не было времени сомневаться в принятом решении.
Мужчина достал из кармана портсигар, вытащил зубами папиросу и закурил. Красный уголек на конце сигареты был единственным источником света: привлекать зверье горящим факелом было бы опасно.
-Ориентироваться в лесу ночью – не самая простая задача, - заметил Коу, останавливаясь. – Мы пойдем медленно, и они нагонят нас. Собаки найдут след. – В этом Декстер практически не сомневался. С верными четвероногими зверями отряды быстро отыщут друг друга.
-Кстати, камень у тебя с собой? – Пусть она скажет, что да.
Этот булыжник можно было использовать в качестве источника света, ведь, как помнил охотник, он светился. Им в любом случае потребуется свет, чтобы разглядеть карту, а разводить огонь было небезопасно. Оставалось надеяться, что в сумочке мисс Восс завалялся радиоактивный камень.

+1

83

Ингрид перестала бежать только когда земля под ногами перестала злостно чавкать, а темнота вокруг стала гуще. В боку нещадно кололо, а грудная клетка грозилась взорваться. Пока троица в тревожном молчании продолжала идти, учёная глубокими и медленными вдохами и выдохами пыталась нормализовать своё дыхание и успокоить сильно стучавшее сердце. Последнее упёрто этим попытками сопротивлялось, как никак Ингрид было уже далеко не двадцать, а бег явно не входил в число её любимых увлечений.
Пустым от изнеможения взглядом учёная смотрела перед собой, едва замечая собаку, что (всё реже) прижималась к её ноге, подобно живому костылю. Перед взглядом слегка рябило и иногда Ингрид казалось, что в просвете между растительностью леса она вновь видит налитые кровью глаза кабанов. Словно те никогда не покидали бросивших своих товарищей исследователей, просто выбрав более хитрую и скрытную тактику охоты на них. Ингрид шмыгнула, резко втягивая в себя воздух, и передёрнула плечами, пытаясь стряхнуть с себя иллюзии разума, всё ещё находившегося под будоражащим действием адрелина. Но мысли, хотела она того или нет, каждый раз возвращались к зловонным топям, чью жижу до сих месили людские ноги и свиные копыта - там, где они бросили своих товарищей, сбежав в первый же удобный момент. Но совесть не смела поднять свою голову, не говоря о том, чтобы обнажить ряд крохотных, острых зубов - её каждый раз останавливала страшная картина разрывающего тишину яростного поросячьего визга, тяжёлых тел, несущихся на людей и собак со скоростью легкового автомобиля, и сверкающих в языках пламени зубьев, которые вспороли бы Ингрид нутро с такой же лёгкостью с какой нож режет бумагу. Запоздало учёная вспомнила, что у неё есть артефакт, которым она могла бы тогда прогнать взбешеных хряков, но тогда её инстинкты считали бегство лучшей альтернативой игре с неизвестными игрушками. Скорее всего Ингрид доверит свою жизнь магической вещице только будучи безысходно загнанной в угол.
Однако не тема бегства и предательства занимала голову Ингрид, когда она мысленно возвращалась к болоту. Что-то нехорошое было в душе учёной, что она заметила, лишь оказавшись в относительной, но безопасности: она не чувствовала страха. Ни когда услышала предвещавшее беду хрюканье, ни когда послушалась приказала Коу делать ноги вместе с собакой, ни даже теперь, когда их окружал тихий ночной лес, а их группа стала в два раза меньше. Её тело действовало словно её снедала паника, но разум был лишён этой столь важной эмоции.
"- Они могли меня убить. Если бы я спотыкнулась на бегу, или не послушалась приказа, меня бы ранили. Убили." - эти повторяющиеся мысли пульсировали в голове учёной и казалось будто она пытается убедить себя в реальности этих слов. Но страха не было, как и реальности опасности не было - даже когда учёная слышала скулёж и рык подмятых кабанами собак, видела как падает замертво застреленный Марго секач, как другого охотника сбивают с ног. Разумом учёная знала, что им стоило ждать столь опасной встречи в этом путешествии, но чувствами, видимо, отрицала эту возможность. Отрицала до сих пор.
Услышав голос Коу, учёная остановилась, смотря на него тем же пустым взглядом, одним кивком согласившись следовать его стратегии. Пока он курил, она быстрым взглядом окинула мрачный лес и найдя в пару шагах от себя трухлявый пень, не особо раздумывая, села на него. Этим она потревожила несколько крупных мокриц, юрко сиганувших в разные стороны, некоторые из них прямо по ногам учёной. Она лишь проследила за шустрыми насекомыми удивлённым взглядом, не успев толком ни испугаться, ни ощутить омерзение. Коу, тем временем снова обратился к Ингрид, и первые секунды до неё сначала доходила его просьба, а в следующие она напряглась всем торсом, пытаясь сдержать столь неуместный в такой ситуации смех. О Боги, зачем мы вообще пошли в этот поход, зачем идём по следам самонадеянных призраков? Наверняка, мы все сошли с ума, и Ингрид была первой на очереди.
- В дневнике говорилось, что оказавшаяся в подземелье горстка исследователей умерла медленной смертью, потому что какой-то идиот прихватил с собой этот камушек. Но разумеется он у меня, мистер Коу, прямо здесь, - Ингрид не смогла скрыть ядовитый, холодный сарказм в своём голосе, и тем удивительней был её жест, которым она полезла в свою походную сумку и вытащила на свет лунный пакетик с радиоактивным камнем. Он излучал слабый шартрезовый свет.

0

84

Декстер Коу (0), Ингрид Восс (0), Ситре (0)
Следующий круг 03.09

Ситре мех дыбила понапрасну. Из растительности осторожно высунулось нечто круглое и игольчатое, но, увидев оскаленную пасть собаки, еж тут же юркнул обратно.
Под покровом ночи Вечный лес казался еще более зловещим и сумрачным. Абсолютно одинаковые черные стволы сменяли друг друга, размытый снег и сучья трещали под ногами, холод неприятно колол щеки. Тем не менее, лес был живым. Он шелестел, скрипел ветвями, хлопал крыльями ночных птиц, а раздавшийся вдалеке вой вовсе мог кого-то заставить поежиться. Но только не ученую и бывалого охотника. Хотя кому-то может хотелось бы верить, что это всего лишь койот.
Тем не менее, вой был далеко, а звонкое "уху!" над головой - совсем близко.
Стоило Ингрид вытащить упаковку с таинственным камнем, как огромная пернатая тень спикировала на них из мрака. Подхватив предмет когтями, так еще и хлопнув Декстера крыльями по лицу, птица вновь уселась на ветку, на две головы выше людей. Бородатая неясыть с пестрым серым оперением и большими янтарными глазами с интересом рассматривала находку, явно привлеченная свечением булыжника - возможно, кто-то из ее дальних родственников был сорокой. Однако грузная птица не теряла бдительности и, зажав пакетик в острых когтях, вновь посмотрела на людей. Голова чуть склонилась набок, издав ехидное:
- Уху!

Sva

Отредактировано Game Master (2017-08-29 21:39:31)

0

85

Звуки ночного леса поселили легкую тревогу в мозгу Коу, но все-таки он не думал прерывать поход. Если повезет – они доберутся к месту назначения с рассветом, и им не придется колупаться в темноте.
Декстер видел, как напряглась собака, вглядываясь в темноту. Мужчина на миг остановился, прислушиваясь. Что могло привлечь внимание Ситре? Вполне вероятно, что под покровом ночи за людьми наблюдал очередной дикий зверь. Сейчас от него будет отбиться куда сложнее, чем от стаи разъяренных кабанов: охотник тут был один, и винтовка всего одна.
-Я в вас не сомневался. – Усмехнулся Коу, глядя, как чернокожее лицо Ингрид отсвечивает в свете радиоактивного камня. Правильно ли они делают, что хотят найти этот источник? Один этот ничтожный камешек погубил столько жизней, а что же будет, когда они найдут таинственную пирамиду целиком? Умереть ради праздного любопытства – вещь глупая, а как они собираются устранять проблему – этого мужчина пока не придумал.
Хлоп! Что-то мягкое задело Коу по лицу, а он даже не ожидал этого. Встрепенувшись, он тут же схватился за оружие, приготовившись встретить невиданного противника, что застал его врасплох. Но вместо этого он увидел лишь неясыть, гордо восседавшую на ветке с трофеем в лапах.
-Прости, друг, но этот камешек нужен нам, - тихо проговорил Декстер, возводя винтовку.
С такого расстояния попасть в сидящую птицу не составляло никакого труда, а потому стоило Коу направить оружие перед собой, тут же раздался выстрел.
Декстер не хотел убивать эту птицу, по сути, она не представляла никакой угрозы. Но она посягнула на то, что было необходимо людям, без этого булыжника они не смогут продолжать путь. Зверям не стоит вмешиваться в дела человека, если они не хотят поплатиться за свое любопытство жизнью.

+1

86

Alias Conrad Coldwood – Not Safe [OFF OST]
Лес вокруг жил своей неизвестной, чуждой городским обывателям жизнью, и он будет жить даже если они перестреляют всех его жителей. Ни далёкий волк, ни близкая сова не боялись заявлять о своём присутствии, подпевая ветру, недобро шептавшему меж ветвей. Он нёс молву о прямоходящих паразитах, прожигающих свои уродливые дороги наперекось элегантным тропам леса. Но может людям повезёт и никто не расслышит вести стихии, не поймёт её язык. Но в ночи, в самом сердце дикой чащи, верилось лишь в обратное и только последняя самоубийца не почувствует при этих мыслях страха. Но Ингрид чувствовала только неприятную тягу в глубине своих мыслей, что засела на месте исчезнувшего страха - безнадёжность. Эта миссия с самого начала казалось абсурдной. Самоубийственной. Хотелось вернуть смех, что только что грозился сломать грудную клетку, но и он пропал. Ингрид было больше не смешно, но испепеляющий взгляд направленный на отшучивающегося Коу скрывали такие неуместные при нынешних обстоятельствах тёмные очки. Но, наверное, это всё же к лучшему.
Маленький камушек, на вид безобидный, на деле - опаснее чумы, сумел привлечь своей поверхностной очаровательностью внимание леса. На один томительный миг учёная потеряла из виду своего товарища-охотника, зная о его существовании только по шорохам его резких движений. На один томительный миг она ощутила прикосновение когтистой лапы невидимой и бесшумной посланницы леса и дрожь моментально прошлась волной по телу женщины. Её парализовало и ей понадобилась целая минута, чтобы суметь повернуть свою голову в сторону, куда исчезла тень сошедшая с ветвистого лабиринта. Но Ингрид не видела ровным счётом ничего: лес был черен и неподвижен, обманчиво пуст, тем самым подстёгивая ограниченное зрение учёной на страшные выдумки, пока...
- Уху!
Медленно взгляд Ингрид поднялся наверх и из-под очков она увидела шартрезовое свечение осколка. Оно искажало силуэт воровки неестественным и жутким образом от чего учёная не сразу догадалась, что перед ними сова. Однако завораживающий образ тёмного создания не от мира сего горящим пятном отпечатался на подкорке ума Ингрид и поэтому ей и в голову не пришло посчитать произошедшее несправедливым и тем более абсурдным.
Ей нужен этот камень, и это всё что сейчас важно.
Нужен? Да неужели, да и именно тебе? А, зеленоглазка?
- Мы должны...
Бабах! Слишком резкий поворот шеи, во время которого Ингрид на секунду показалось, что у неё хрустнули шейные позвонки, и она неверящим взглядом уставилась на выстрелившего охотника. Его раннее обращение к сове она не расслышала, оттодвинув его слова тогда на задворки восприятия. И теперь она поплатилась за свою невнимательность.
- Мистер Коу, - начала Ингрид, её голос глух и безэмоционален, но знал бы охотник, что постепенно закипало в душе учёной! - Будучи оторванными от наших товарищей, самая неблагоразумная затея в этой ситуации - оповестить всех хищников в радиусе нескольких километров о нашем местонахождении. Или я в чём-то неправа? - учёная слегка склонила голову набок, не сводя взгляда с охотника, будто ей действительно была интересна его точка зрения. На самом деле она надеялась, что его жалкие попытки оправдать свои неодуманные действия её позабавят. К факту, что её постоянно окружают безалаберные болваны, она уже начинала привыкать.

Отредактировано Ingrid Voss (2017-09-03 03:47:39)

+2

87

Ингрид Восс (0), Ситре (1), Декстер Коу (0)
Следующий круг 07. 09.

Разглядев оружие в руках у человека, неясыть встрепенулась. Грохот выстрела попеременно с испуганным собачьим визгом встревожил лесную тишину, и тут же увяз в ней, растворяясь в воздухе ароматом пороха. Булыжник шлепнулся на землю. Никакой окровавленной птичьей тушки рядом не было. Мало того, на дереве не было совы. Перед Декстером осталась только мгла и...
Раненая Ситре. На плече собаки красовалась свежая рана, от прошедшейся вскользь пули. Неизвестно, каким образом охотник подстрелил их собственного пса, но лес определенно давал понять, что шутки с ним излишни.
Вновь раздался вой. По-прежнему далеко, но заметно ближе.
Взяв камень в руки, Ингрид переносит вспышку сильной головной боли, заставившей ее оторопеть. Она единственная слышит мистический шепот леса, отдающийся в ушах звоном:
"Идут туда, сами не знают куда, несут коварную зеленую штуковину, не представляя, что она может сделать с некоторыми из них в чуть большем своем количестве... Что ж, это не мои проблемы. Я попыталась. Уху!".
Боль утихает, оставляя Ингрид только легкое недомогание.


Sva

Отредактировано Game Master (2017-09-03 11:32:04)

+1

88

Ситре наблюдала за людьми с легкой настороженностью. Еще при жизни в горах, будучи приставленной к отаре и изредка вынужденная следить за хозяйскими детьми и другими людьми, Ситре знала, что двуногие могут наделать глупостей на ровном месте.
Предмет, появившийся в руках у темнокожей девушки ей не понравился еще до того, как оказался на виду. Женщина просто сунула руку за ним, еще только начала доставать, а серая сука поджала хвост и молча, с нескрываемым  ужасом уставилась на руки женщины. Что вызвало такой страх? Ситре никогда не была трусливой и смело бросалась в бой, но появление камня пробуждало в ней что-то странное, что-то, заставляющее все нутро Ситре кричать: Прочь! Брось эту гадость и бежим отсюда как можно дальше" Люди зова нутра собаки не слышали и что-то обсуждали. Появление совы заставило собаку вздрогнуть (уж очень совы были бесшумными), и испытать облегчение, как странно это ни было. Другая собака. наверняка. залилась бы пронзительным лаем, пытаясь допрыгнуть до совы, но гампр здраво оценила высоту ветки, и то, что лаем она скорее привлечет сюда какую-нибудь пакость вроде волков, чем сможет помочь. А потому Ситре села, искоса поглядывая на сову.
То, что произошло дальше было странным. Ситре видела, как человек достал ружье. Она грохочущей палки не боялась, ее смертоносный конец был направлен вверх, на птицу, не на собаку. Но вот раздался выстрел, боль обожгла плечо серой суки. Ситре взвизгнула, испуганно подскочив на месте. Собака отскочила в сторону и ожесточенно куснула плечо, как сделала бы. если бы ее укусила пчела. Но зубы не схватили насекомое, ибо его не было. Вместо этого чуткий нос ощутил запах крови - ее крови. Больше, сначала острым жалом уколовшая одно место, сейчас стремительно разливалась жаром по все всей ноге. Ситре покосилась на Декстера подозрительно, сделала полшага назад и села, принявшись очищать рану от грязи. Карие глаза смотрели на человека настороженно, не понимающе, с укором. Пуля не застряла в мышцах, пройдя вскользь, но левая лапа слегка онемела, а плечо жгло. Тем не менее Ситре сидела молча, угрюмо вылизывая рану.
Раздался вой. Он и раньше был слышен, но теперь стал гораздо ближе. Сука настороженно вскинула голову.  Мнение собаки об умственных способностях некоторых людей заметно опустилось. Если раньше Ситре сторонилась мужчину из уважения к его праву лидера, то теперь собиралась держаться подальше из соображений собственной безопасности. Тот факт что она видела, куда было направленно жало оружия не отменял того факта, что рану нанесло именно ружье..

Отредактировано Ситре (2017-09-03 17:37:03)

+5

89

Скулёж. Это не те звуки, которые издаёт раненая или погибшая сова. Или? Только доведя свою упрекающую тираду до конца, Ингрид подняла голову, а потом опомнившись её опустила, рыская взглядом по талому снегу и траве. Ничего, даже пёрышка, но возможно учёная его просто не видит за стёлами солнцезащитных очков. Однако даже сквозь тёмное стекло она разглядела зелёное мерцание: значит охотник попал? Возможно сова испугалась и улетела, бросив сомнительный, явно не стоящий её жизни трофей. Тогда почему её визг был так похож на собачий..?
Ингрид медленно поднялась, не сводя взгляда со светящегося камушка, и таким же неспешным шагом подошла к нему, но так и не решилась поднять. Её внимание привлекла собака - Ситре её звали? - и то как яростно она вылизывала свою лапу, бросая настроженные взгляды на охотника. Ингрид нахмурилась и снова обратила свой взгляд наверх, где только что сидела совиная воровка. Мысль, которая ей пришла в голову, пока она анализировала ситуацию, казалось абсурдной, почти что комичной. Однако тягчайшая атмосфера ночного леса, что словно усилилась после выстрела, не распологала к шуткам. Почти машинальным шагом учёная направилась к собаке, в уме пытаясь убедить себя, что её идея глупа и скорее пришла бы в голову только кому-то в дешёвом фантастическом романе. Собака к тому моменту уже прекратила умывать свою конечность, и Ингрид, спустив очки на нос, чтоб меньше мешались (о своём ингогнито она в данный миг не беспокилась, ибо стояла спиной к охотнику), да присев на корточки, поверхностно осмотрела лапу. Тёмная борозда, которая явно не выглядела как естественная часть окраса, шла поперёк собачьей конечности и поняв, что это прямое доказательство её безумной догадки, Ингрид едва не отшатнулась. Прикрыв лицо руками и покачав головой, она хотела прогнать абсурдную реальность, но стоило убрать их, а реальность никуда не делалась.
- Что ж делается-то? - полу-шёпотом произнесла Ингрид, то ли обращаясь к собаке, то ли думая вслух. Решительно тряхнув головой, учёная отогнала подальше накатывающие, ещё совсем слабые признаки паники. То, что они столкнулись с чем-то выходящим за рамки естественного не должно было выводить её из равновесия. Чёрт, да она когда-то изучала волков, что могли превращаться в людей, словно оборотни. Или, точнее говоря, наводить на себя гипер-реалистичную иллюзию человека, но это не отменяло факта, что подобные вспышки мистического не должны были её удивлять. Но разум всегда до последнего отрицает то, что выходит за рамки его понимания, разве нет?
Не мешкая и стараясь отвлечь себя от параноидальный мыслей, Ингрид залезла в сумку и вытащила оттуда небольшую склянку, полную зеленоватой пасты, резиновую перчатку и бинт. Аккуратно нанеся на рану собаки небольшой слой пасты из багульника, Ингрид с такой же аккуратностью перевязала рану, так чтобы бинт не мешал передвижениям собаки.
- Скоро должно полегчать, - сухо оповестила учёная собаку, после чего спрятала свой лечебный инвентарь обратно в сумку и поднялась. Быстро поправив очки, чтобы чёрные стёкла скрыли её неестественно зелёные глаза, Ингрид, даже не глядя на охотника, вернулась обратно к камню и ухватила было двумя пальцами пластиковый пакетик... И резко выпрямилась, громко зашипев - внезапная вспышка боли ударила по голове словно кувалда, рассыпавшаяся слепящим фейерверком остро колющих мозг искр. Шелест листвыт и свист ветра стали на краткие секунды слишком громкими, нестерпимо хотелось зажать уши, что учёная и сделала. Но это не помогло против голоса, проникавшего сквозь любые барьеры.
"- Да что происходит-то?!" - мысленно крикнула учёная. Но голос не отвечал, неся свои речи и потом исчез, ухнув на прощание. - "Моему букету психических проблем только не хватало внутренних голосов."
Но с голосом, к счастью, ушла и мигрень, хотя её отголоски до сих пор бились об стенки черепа. Сморщенное ранее от боли лицо Ингрид расслабилось и, убрав руки от ушей, она принялась массировать свои виски.
"- Говорит так, будто мы глупые дети, которые не знаем, что мы делаем. По большей части так и есть, но моя компететность вне сомнений! Никто лучше меня здесь не знает, как опасна даже малейшая толика радиации и в отличие от прочих простофиль, я прекрасно знаю, что мы идём на верную смерть, поэтому мне, странный голос, не нужно лишнее просвещение в этих вопросах." - ледяным тоном поставила на место своего недавнего мысленного собеседника Ингрид. Может это были её личные сомнения, которые внезапно обрели собственный голос? С одной стороны Ингрид не нравилась это версия, ибо это означало, что если это новая особенность мозга прогрессирует, учёной придётся очень скоро искать себе личного психиатра. Но с другой стороны, она отчаянно цеплялась за эту мысль, ибо она позволяла уместить произошедшее в уютную рамку нормальности. А выстрел? Ну... может пуля отрекошетила или охотник прицелился недостаточно хорошо - Ингрид была не в курсе всех тонкостей стрельбы и, честно говоря, не желала быть в курсе.
- Наш привал затянулся, мистер Коу. Привлечёт наш свет зверей или нет, необходимо продолжать наш путь, пока у нас не появились нежелательные гости вроде того воющего товарища, - с этими словами Ингрид подкрутила свет в своей лампе и развернула карту. Радиоактивный осколок чуть ранее отправился от греха подальше обратно в сумку: как показала ситуация он привлекал к себе заметно больше нежелательного внимания, нежели обычный свет.

+3

90

Декстер не мог промахнуться. Он был прекрасным охотником, убившим ни один десяток диких зверей, начиная от рябчика и заканчивая крупным волком, поэтому он никак не мог не попасть по сидящей неподвижно большой сове. Не мог, но… Промазал. Казалось, пуля задела воздух, а птицы уже и в помине не было. Зеленый камень покатился по земле, уткнувшись в корень дерева и остановившись. Из дула пошел небольшой дым, и тут взвизгнула собака. Обернувшись, Коу уставился на Ситре, которая обеспокоенно вертелась на месте и вылизывала лапу.
«Наверное, укусил паразит», - сначала Декстер отмахнулся, но потом все-таки решил проверить, уж слишком неспокойно вела себя псина.
Мужчина выглянул из-за плеча Ингрид, которая сидела перед собакой и что-то там шаманила, и каково было его удивление, когда он увидел скользящую рану на плече пса.
«Не может быть, собака стояла совсем не с той стороны», - попытался оправдать себя Коу, но отрицать очевидное было бесполезно: в Ситре попала пуля, предназначавшаяся сове, которой будто и не было.
-Она сможет идти? – Декстер мало когда волновался за состояние собак, считая их не более чем оружием в руках человека, помощь на охоте. Если на этой охоте пес калечился или погибал, его заменяли другим, и все повторялось заново.
Но сейчас был другой случай: охотник никто не стреляет в свою собаку, а она, в свою очередь, не смеет огрызаться или нападать на своего охотника, это исключено, какие же тогда они после этого компаньоны. Коу почувствовал укол сожаления, что он так обошелся с этой собакой, которая была вовсе даже не его, а Кая. Как мужчина объяснит Фридлейву, что случайно подстрелил его пса? Простым «извини» не отделаешься.
Когда Ингрид закончился обрабатывать рану и встала, чтоб раскрыть карту, Декстер опустился на одно колено перед Ситре, которая смотрела на него исподлобья. Коу поднял ладонь и задержал ее у носа собаки, опасаясь, что она укусит его за то, что он с ней сделал.
-Эй, - тихо привлек внимание Ситре Декстер, голос его был спокойным, он надеялся вернуть расположение собаки хотя бы частично. – Извини. Чертовщина какая-то произошла, сама видела, ружье на птицу наводил. – Коу разговаривал с ней и не думал, что это ненормально. Пусть Ситре, может, и не понимала его слов, зато интонацию улавливала хорошо.
-Согласен. Веди. – Не отрывая взгляда от собаки ответил Декстер Ингрид.
Сейчас он встанет и продолжит путь, но сначала он должен убедиться, что между ним и Ситре ситуация прояснилась. Мужчина приблизил руку к собачьей шее, намереваясь дотронуться и проверить, не цапнет ли его за это Ситре.

+4

91

Путешествие вглубь Вечного леса проходило спокойно. Ночной шелест, треск корней и снега, редкие возгласы сумеречных птиц - все, что волновало отряд сейчас. От завывавшего вдалеке зверя уже ничего не было слышно. Тем не менее, вскоре на снегу появляются свежие оленьи следы, которые разглядеть весьма проблематично. Лампа была лишь небольшой яркой точкой во мгле, и, несмотря на нее, ориентироваться оставалось тяжело. Дерево. Еще одно. Куст. Ничего не менялось. Отряду начинало казаться, что они заблудились.
Головная боль возвращается к Ингрид. Она была не резкой, но достаточно неприятной. В какой-то момент женщина спотыкается, болезненно подвернув ногу.
Ситре слышит невнятные шорохи где-то наверху и замечает, что на ветке уместилась небольшая белая рысь, пристально наблюдающая за людьми. Поначалу собаке кажется, что она хочет на них прыгнуть, но кошка лишь громко зашипела, показав клыки, и... развеялась в белый туман.

Sva

Отредактировано Game Master (2017-09-07 17:14:26)

+2

92

Когда рядом села Ингрид, Ситре приветливо вильнула хвостом. Что-то было не так с этой девушкой. Собака видела, как изредка морщилось ее лицо, как рука терла виски. И Ситре искренне сочувствовала девушке. Однако прикосновений она не любила. Не от посторонних. И все таки воспитание не дало ей огрызнуться, и даже отодвинуться. Хорошо обученная еще своим первым хозяином, Ситре терпела, пока ее трогали незнакомые руки. Правда зачем было что-то накладывать на рану? Собака же так тщательно ее отмывала и вот, нате. Какая-то зеленая дрянь и еще бинт. Позади плеча молодой женщины показалось лицо горе-охотника и Ситре неловко заерзала.
Едва девушка встала, собака тут же принялась срывать с лапы бинт, подцепляя ткань зубами и оттягивая, расслаивая сетчатую ткань на лохматые куски. Однако едва рядом присел охотник, собака насторожилась. Чего еще от него ждать? Мужчина протянул руку и Ситре, подчиняясь негласным законам песьего племени, обнюхала ее, не сводя пристального, тяжелого взгляда с человека. Большую часть слов человека она не поняла, но смысл уловила. Он извинялся.
- То-то же, -  Короткий хвост пришел в движение, пару раз вильнув. Однако когда мужчина потянул руку к ее шее, собака наградила его взглядом, в котором ясно читалось: "держи-ка руки подальше". Фамильярность от девушки она еще могла потерпеть, но от постороннего мужчины? Нет уж, увольте. Ситре увернулась. Все-таки ласку она терпела только от хозяина. Чтобы человек не обижался, она ткнулась носом ему в ладонь, задрала повыше хвост и сделала несколько шагов вперед. Изрядно потрепанный бинт начал сползать с лапы и собака его снова принялась мусолить, пока люди решали, куда идти. В итоге ткань окончательно свалилась, а серая сука тщательно очистила рану от противной мази. Всего лишь царапина. Нечего тут заделывать. Предусмотрительно держась чуть в стороне от Ингрид (а вдруг опять полезет к ней со своими мазями?) собака углубилась в лес с людьми.
Заметно стемнело. Ситре видела куда лучше людей и позволяла себе отходить на несколько метров вбок, иногда забегать вперед, или отставать, оглядываясь назад и прислушиваясь, не идет ли Кай? Рысь она вряд ли услышала бы,Кот умел быть бесшумным. Но людей она бы услышала. Увы, ничего. Людей она всегда держала в поле зрения, нос ее и уши чутко ловили звуки и запахи, малейшее подозрение опасности, и собака оказывалась рядом с людьми. Молчаливый страж был уверен в себе, да и опасного пока ничего не наблюдалось.
Следы оленя Ситре заметила. Как и то, что идут они как раз по этому следу. Что было странно, это не была оленья тропа, то есть через лес шел одинокий олень. Не по тропе. И не убегал от кого-то, просто шел. Терзаясь в догадках, Ситре оглядывалась. Неожиданно шерсть на хребте собаки встала дыбом. Сука замерла, отчего идущий следом мужчина едва не споткнулся о нее. На ветке дерева сидела рысь с белой шерстью. Издали она могла показаться сугробом, но собака видела сверкающие в темноте зрачки, видела напряженное тело, широкие лапы. На шипение Ситре не обратила внимания, Дейзо постоянно шипел на нее, особенно, когда Кай не видел, даже просто проходя мимо. Кошки вообще были весьма подлыми существами, она это заметила. Ситре едва слышно заворчала, уверенная, что кошка вот-вот спрыгнет на них. И тут... Шерсть собаки снова поднялась ежиком и сука затрясла головой. не может быть, чтобы зверь растаял в воздухе, как облачко пара. Что это за бредовое видение? Ситре зажмурилась, а затем вновь посмотрела на ветку, где сидела кошка. Ничего. Собака чувствовала себя глупо.

Отредактировано Ситре (2017-09-09 23:02:04)

+2

93

Их шаги были единственным звуком, который Ингрид слышала во внезапно притихшем лесу. Словно затишье перед бурей, начало которой неизвестно как триггернули исследователи. Иногда учёная замирала на месте, чтобы свериться с указателями на карте, но одновременно с этим она внимательно вслушивалась в лес. Нет, всё же он не замолк, продолжая негромко дышать через ветер, дующий в кронах, грызунов, шебуршащих под землёй и птиц, изредка вслух оглашавших границы своих территорий. Воющий же зверь больше не смел подавать голос, скорее всего отправившись дальше своим путём.
Лес был мирен, знать не зная о заботах его человеческих вторжителей. Спустя какое-то время учёная позволила увлечь себя на волнах этого поверхностного миролюбия, погрузившись в карту и вновь практически забыв об окружающем мире. Важны были только путеводные указатели, оставленные почившей картографиней. Но мир, словно назло, начал терять свои черты, словно пейзаж проплывающий за окном автомобиля. Едва уловимая тропка по которой шла троица получила свой шанс и сбежала от путников, оставив тех блуждать в сетях одинаковых стволов и кустарника. Внешне учёная никак не подавала виду того, что находилась в замешательстве, ибо даже в такой ситуации она умудрялась сохранять стальную сдержанность. Однако она стала заметно чаще останавливаться. Стараясь не слишком очевидно озираться по сторонам, Ингрид ещё пыталась найти ориентиры, которые возможно не заметила раньше, но чем дальше, тем тщетней казались ей её старания. Они были очень близки к точке невозврата, поэтому и дальше пытаться идти против факта, что они скорее всего заблудились, было неразумно. Фатально, если быть совсем уж откровенной.
Зажмурив глаза, учёная приложила ладонь ко лбу: новый приступ мигрени подкрался незаметно и от того пульсирующая боль казалась только хуже. Словно её черепная коробка принялась медленно уменьшаться, грозясь раздавить её мозг в кашу. В таком состоянии учёная точно не могла продолжать вести их дальше.
- Мистер Коу, я считаю, что... Ай!
Только начав говорить и слишком отвлечённая головной болью, учёная только в самый последний момент заметила, что её ступня угодила в петлю торчащего из-под земли корня. Одно мгновение падения и перед глазами учёной заискрился фейерверк, когда её и без того мучимый болью лоб ударился об землю. Инстинктивно, в попытке смягчить приземление, учёная выставила руки вперёд, чем заработала расцарапанные ладони, которые за одну секунду словно подожгли зажигалкой. Но шишка на лбу и царапины в ладонях были всего лишь цветочками по сравнению с покалеченной ступнёй. Шипя от стольких болевых импульсов одновременно, Ингрид медленно повернулась на спину и осторожно приняла сидячее положение, стараясь не касаться земли ладонями.
- Со мной всё в норме. Ничего не сломано, остальные повреждения не столь значительны, - как можно спокойнее и невозмутимей постаралась выдавить из себя Ингрид, чтоб охотник не слишком волновался за её состояние. Подтянув к себе свою сумку, учёная немедленно принялась за обработку своих травм. Самая весёлая часть началась, когда пришла очередь ступни, ибо там причинённый урон оказался всё же значительней, чем учёная предположила сперва: в лучшем случае Ингрид будет изрядно хромать при ходьбе. Зафиксировав ногу бинтом настолько хорошо, насколько это вообще было возможно в сердце чащи с не более чем походной аптечкой под рукой, Ингрид предприняла первую попытку подняться на ноги. Подвёрнутая ступня протестовала от такого далеко не нежного отношения к себе, но сцепив зубы учёная всё-таки приняла вертикальное положение.
Хотелось громко ругать весь свет на чём бы тот только не стоял, но Ингрид с прежней холодноостью сдержала сей порыв, ибо во-первых, их отряду не нужно было снова оповещать весь лес о своём существовании, а во-вторых, это было бы в высшей степени невежливо. На данный момент Ингрид казалось, что вежливость - единственное качество, которое ещё позволяет ей чувствовать себя человеком, хотя в компании своенравной псины и неотёсанного охотника сохранять вежливость было в высшей степени проблематично. Ещё никогда манеры мисс Восс не подвергались такому испытанию и надо отдать ей должное, пока что она держалась с достоинством настоящей дамы.
- Мне очень жаль, мистер Коу, но мы вынуждены снова остановиться на привал. Мне нужно некоторое время, чтобы собратсья с силами. Прошу прощения за эту нелепую задержку, - показалось или в обычно столь хладнокровно-отстраннёном голосе учёной послышалось искреннее сожаление?

+2

94

Недуг отступил в мгновение ока, не оставляя после себя абсолютно никакого осадка - ничего не было. Мир вокруг перестал казаться до невозможности враждебным и собака поднялась в полный рост, стряхивая с себя последние остатки того непонятного, освобождаясь из цепких оков неизвестности.
Окинув всех присутствующих ясным взором, Ниагара приступила к своей прямой обязанности, а именно поиском следа ушедшей вперед части группы, с картой. Опустив нос к самой земле, на удивление, но след нашелся настолько быстро, словно был нарисован светящейся пунктирной линией зовущей за собой. Всегда бы так
Оповестив громким одиночным лаем охотника, курц засеменила впереди, изредка оборачиваясь чтобы проверить есть ли отстающие, а потом снова растворялась в темноте вечного леса. Чем дальше пятнистая удалялась от болот, тем беспокойнее становилось. "Пунктирная" линия следа становилась все более блеклой, пока и вовсе не исчезла, испарилась, стерлась, оставив Няху в недоумении в гордом одиночестве.
Она стояла не шевелясь, прислушиваясь, принюхиваясь, но все молчало. Молчал и лес. Никто не шел следом, чтобы проверить это она вернулась на несколько сот метров обратно, возвращаясь к болотам, но чем ближе к ним, тем отчетливее желание, осознание того, что там ничего нет, может быть она отстала и ее ждут дальше? Пес снова опустил нос к земле, активно принюхиваясь и то и дело вскидывая голову чтобы увидеть или услышать - ничего. Медлила, теряя время и веру, но то непонятное чувство, вселяющее практически полную уверенность в том, что она непременно должна двигаться дальше. Ни шагу назад.
Скоро в нос ударил приторный запах крови, подтолкнувший Ниагару в верную сторону, указывая путь и направляя в этой кромешной темноте, где сами ветви деревьев уходили настолько высоко вверх, пряча любое упоминание о небе. Она ускорилась, боясь смены ветра, торопилась, практически не обращая внимание на происходящее вокруг, сейчас для нее было главной задачей найти ушедших вперед,а мысль о том, что те двое и Гриммар уже на привале въелась в сознание и была принята, как аксиома.
Наконец деревья расступились позволяя увидеть Ситре, чей запах и был проводником для пятнистой, однако больше собак не было. Ниагара смутилась, но переполняющие чувства просились вырваться наружу, а потому молодая сука завиляла хвостом и побежала здороваться с Декстером, желая скорее боднуть его в бедро, выказывая свое расположение.
- Как ты? Меня привел сюда запах твоей крови....если бы не он- курц едва заметно качнула головой. - Я не понимаю куда делась моя группа. - обеспокоенно глядя на Ситре, лапоухая уселась рядом, мордой в ту сторону откуда пришла. - Мы шли вместе все время, я уверена, я видела их, чувствовала запах так сильно, будто он въелся в мою шкуру. А потом раз - и я одна, стою среди вековых крон на радость всякой лесной дряни.

+1

95

Воссоединение отряда с Ниагарой омрачилось неожиданно наступившей тишиной. Она бы смутила путников, если бы не ещё одно пренеприятное обстоятельство: казалось, что в мгновение ока со всех сторон их обступила непроницаемая холодная колючая тьма. Не видно было ничего: руки, ноги словно тонули во мгле. Только шартрезовый мягкий свет, хотя и слегка приглушённый, согревал ладони Ингрид. Показалось ей, или в самом деле температура камня повысилась?
Откуда-то из-за деревьев раздалось отчётливое цоканье копыт. Кто-то раздражённо всхрапнул, причём послышалось, что всхрапнули сразу трое. Некто остановился и стал шумно принюхиваться. Камень в руках Восс, словно поддавшись на немой призыв, неожиданно ярко вспыхнул, и прямо перед лицами искателей возникла огромная оленья голова, увенчанная красивыми тяжёлыми рогами. Глаза смотрели по-умному, но с удивлением. Всё бы ничего, вот только стоило отряду присмотреться получше... Тело было одно. А головы целых три. Одно неловкое движение, вздох со стороны путников, и чудовище испуганно ринулось прямо на Декстера, сбивая с ног и уносясь куда-то в пожирающую всё сущее тьму.
За оленем тянулась шартрезовая цепочка следов (точь-в-точь цвет камня!), словно зовущая заблудившихся за собой. Со временем следы начали таять на глазах, и охотникам следовало поспешить принять решение: идти следом или остаться?
Бок Коу жгло как огнём, руки мужчина стёр в кровь, неудачно приземлившись, но идти дальше он всё же мог.

Saf

Отредактировано Game Master (2017-09-22 16:50:33)

+1

96

Никаких комментариев от охотника не последовало, чему по-началу учёная была благодарна. Меньше всего ей хотелось в этой и без того неприятной ситуации слышать чужие шуточки или ворчание. Однако очень скоро Ингрид пожалела о своих мыслях, ибо охотник был неестественно молчалив, словно он вообще не услышал слов учёной о вынужденном привале. Смутное беспокойство волной окатило разум Ингрид, и она ощутила как её тело покрывается гусиной кожей. Через молчание единственного, помимо неё, человека Ингрид с нарастающим страхом осознала, что и весь лес застыл в абсолютном безмолвии. Где-то в глубине, под слоем цивилизованности и учёного ума, звенели тревожные звонки её инстинктов: что-то страшное находилось неподалёку от оторванной части экспедиции, раз оно смогло заставить даже самую неразумную живность резко замолкнуть.
"- Что за дурацкий фильм ужасов?" - от этой мысли учёная резко выдохнула в невольной усмешке. Но весельё её длилось всего несколько секунд, так как в этот же миг свет походной лампы несколько раз мигнул и оставил людей в кромешной темноте.
"- Сейчас я обделаю себе в штаны, внезапно зажгутся яркие прожектора и из-за деревьев выйдут телевизионные тётеньки да дяденьки, которые скажут, что мы на самом деле снимаемся в шоу "Скрытая камера". В итоге мы дружно посмеёмся над этим нелепым розыгрышем и я получу двести евро за то что продержалась так долго. И в качестве компенсации за мои штаны." - юмор никогда не был сильной стороной мисс Восс, но на данный момент только плоские шутки не позволяли ей завопить от ужаса.
Стоя, облокотившись об ствол дерева, Ингрид приходилось прилагать немало усилий, чтобы её колени не сдали под ней. С её подвёрнутой ногой подниматься с земли во второй раз будет трудно и учёной очень не хотелось бы тратить на это свои силы. Несколько минут она ждала, что свет походной лампы всё же зажжётся вновь или же по мановению волшебной палочки сквозь кроны на них прольётся яркий лунный свет. Но увы, чуда не происходило, поэтому учёной вновь пришлось взять всё в свои руки. Пара лёгких ударов по электрической лампе не вернула её свет к жизни, а менять батарейки в темноте, густой как кисель, было непрактично. С едва слышным вздохом отчаяния, учёная полезла обратно в свою сумку и снова вытащила оттуда пластисковый пакетик с камнем. Его зелёный свет практически не разгонял тьму, но его было достаточно, чтобы Ингрид вновь увидела лицо охотника, морду Ситре... и ещё одну собачью морду, на которую учёная уставилась с нескрываемым шоком, пока где-то в её голове не щёлкнула мысль и она не узнала Ниагару. Зажмурившись, учёная провела рукой по лицу, пытаясь заглушить чувство стыда: из-за своей невнимательности она не заметила возвращения собаки другой части экспедиции, и теперь реагирует на её появление так будто увидела лик самого Сатаны.
Но что насчёт остальных членов экспедиции? При этой мысли, Ингрид уставилась на пятнистую курцхаар с обеспокоенно насупленным лицом. Почему только эта собака нашла их? Бросить она их не могла, такой поступок противоречил бы охотничьему воспитанию Ниагары, но где же тогда остальные? Оглянувшись за спину собаки, учёная, скрывая неуверенность в своей затее, позвала во тьму:
- Маргарет? Мистер Фридлейв?
И внезапно лес отозвался на зов учёной, и от этого ответа её прошибло потом. Она слышала цоканье копыт приближающееся к их группе и судя по лицам-мордам её спутников они тоже слышали этот звук.
"- Это всего лишь олени. Или лоси. Пока ты их не трогаешь, они не тронут тебя - не это ли универсальное правило при общении с дикими животными?" - казалось бы учёная должна была успокоится при мысли, что рядом с ними находились всего лишь безобидные (если их не провоцировать) травоядные, но сердце продолжало стучать в ускоренном темпе. Тем временем жители леса не особо пытались скрыть своё присутствие, объявив о себе не только цокотом копыт, но и характерным храпом, после которого животные принялись деловито принюхиваться.
"- Я надеюсь олени и лоси не столь заинтересованы в эмоциональном состоянии других животных, в отличии от хищников." - Ингрид даже не дрожала, не смея позволить себе подобную роскошь. Она стояла неподвижно, одной рукой держась за древесный ствол позади себя, другой прижав пакетик с радиоактивным камнем к груди.
"- Может наших гостей снова приклёк необычный свет осколка. В таком случае они не уйдут, пока я не уберу его подальше от их глаз."
В этот момент её ладонь стала эпицентром яркой зелёной вспышки, чьи лучи длинными ножами пронзили тьму сквозь пальцы учёной. Один из них осветил "гостей" городской экспедиции и Ингрид почувствовала, что не смогла бы закричать, даже если бы очень хотела - её горло стянул тугой канат. Солнцезащитные очки соскользнули на самый краешек носа, столь вовремя открывая учёной вид на монстра, буквально сошедшего к ним с постера фильма ужасов про Чернобыль. Трёхглавый олень. Его по-человечьи разумный взгляд казалось зрел в самую душу Ингрид, пусть олень и находился в не меньшем удивлении, чем вся остальная группа. А Ингрид неотрывно глядела в самое дно его умных глаз и была уверенна, что смотрит в чёрную бездну безумия.
"- Мне кажется после такого розыгрыша "Скрытую камеру" ожидает или сенсационный успех или полное закрытие в связи с инфарктом их невольной жертвы. Я надеюсь, мне выплатят больше двести евро за этот "опыт"." - люди часто смеются, когда встречаются лицом к лицу с жестоким, страшным и ненормальным. Потому что другой вариант включает в себя слёзы и громкие крики. Их черёд приходит, когда исчерпываются последние запасы смеха.
"- Нет, нет, нет, нет, нет..."
Этот момент длился слишком долго и в звенящей тишине Ингрид могла слышать как лопаются по одному ниточки удерживающие её разум над пропастью сумасшествия.
"- Помни, ты практически мертва и всё это на самом деле - твои предсмертные галлюцинации."
Она отправилась в этот поход с головой полной циничной обречённости. Учёная знала, что она может умереть, если экспедиция не будет успешной, ибо в тот момент когда её глаза окрасились в зелёный при неосторожном прикосновении к осколку  в её теле начала отсчёт бомба замедленного действия. Учёная не слишком верила в успех этой экспедиции. И сейчас её последнии крупицы надежды были растоптаны появлением этого то ли монстра, то ли галлюцинации. Ингрид не чувствовала страха перед смертью, но мысль о том, чтобы уйти из этой жизни потеряв рассудок - вот что нагоняло на неё истинный ужас.
Чей-то резкий вздох прервал действия этого чародейства - хотя Ингрид была не до конца уверена, был ли он чужим или же её собственным - и урод-мутант пришёл в движение, напролом бросившись через живую преграду, прочь отсюда. Будто не он был созданием прямиком из преисподней, а за ним гналась аримя исчадий ада. Удаляющийся топот копыт, грохот сбитого с ног тела и человеческие стоны боли вывели учёную из её транса: Декстер пострадал из-за этого чудовища и Ингрид была единственной, кто могла оказать ему первую помощь. Эта мысль моментально вытеснила все остальные, вернув Ингрид видимое ощущение адекватности происходящего, позволяя прогнать недавнюю встречу с мутантом из головы.
- Мистер Коу, вы сильно пострадали? - отлипнув от дерева, учёная прихрамывая приблизилась к охотнику и принялась за осмотр. Ладони показали себя пустяковой проблемой, которую Ингрид быстро решила дезинфекцией оных, а вот пострадавший бок Декстера вызывал у неё беспокойство. На первый взгляд она не видела никаких поверхностных ран, но это не исключало возможность повреждения внутренних органов - типичные симптомы внутренних нарушений нередко приходят с задержкой. Свои предположения Ингрид от охотника не скрывала, ибо он должен был знать о потенциальной опасности, которая над ним зависла.
- Я знаю, вы вложили много ожиданий в результат этой экспедиции, но в том состоянии в котором мы находимся, мы не можем продолжать путь дальше. Я не могу с уверенностью утверждать было ли до конца реально то с чем мы только что столкнулись, но очередная такая встреча для нас может оказатся последней. Нам нужно найти остальных и вернутся обратно в Город. - Ингрид надеялась что разумные доводы и её голос в котором, несмотря на внешнюю хладнокровность и сдержанность, ощущалась дрожь заставят охотника отступить от своей затеи с экспедицией и послушаться учёную. Глядя в лицо Коу, Ингрид тем не менее отчётливо различала за его спиной цепочки шартрезовых следов, уходящие вглубь негостеприимной чащи. И последнее, что она сейчас собиралась делать это следовать за ними. В каждом фильме ужасов попытка пойти по следам монстров, вопреки неоправданному риску и опасности, плохо заканчивалась для неудачливых протагонистов киноленты. А глупая безрасудность никогда не была отличительной чертой Ингрид.

+2

97

Кай, признаться, не понял, как оказался на поляне Вечного Леса. В голове было пусто, словно из нее вытряхнули все воспоминания, а душу холодило, будто ее очистили от эмоций. Как положительных, так и отрицательных. Брюнет никогда еще не чувствовал себя таким... чистым. Впрочем, особо комфорта от этого он не испытывал. Последним, что помнил парень, был убегавший от них олень. Вполне себе обычный олень, которого спугнула то ли эта странная штука, которую держал брюнет, то ли сами охотники... По сути, это не имело никакого значения, важно было то, что произошло дальше. Вот только... кто бы поведал об этом?
Дейзо не выглядел хорошо. После того, как его совсем недавно выворачивало наизнанку, он казался достаточно ослабевшим и болезненным. Но вот... шагал бодро, с какой-то непонятной легкостью. Охотник тоже ее ощущал, и понять ничего не мог. Нога по-прежнему болела, но тело как будто до краев наполнили энергией. Разве что крыльев не хватало, чтобы взлететь. Странно все это... Кай прекрасно помнил, как по его лбу стекал пот от усталости, и как тяжело было передвигаться из-за подбитого поросенком бедра. Все это выглядело слишком странно, чтобы юноша мог воспринять такие перемены позитивно.
Он немного отстал от Ниагары, и появился на поляне уже после того, как трехглавый олень удалился в неизвестном направлении. Приподняв одну из низких веток, парень буквально выполз из кустов, смотря на всех присутствующих каким-то... странным, несвойственным ему взглядом. В нем не было привычного скептицизма, презрения и высокомерия. В нем не было вообще ничего. Кай как-то отрешенно хлопал глазами, словно он совершенно не понимал, где находится и кто его сейчас окружает. Не проронив ни слова, он повернулся, проследив за дорожкой собственных следов, что вели в сторону болот. Определенно, он пришел оттуда. Но... почему он этого не помнит? Словно каким-то дурманом отравили разум.
Пребывая в несколько сконфуженном состоянии, парень не сразу заметил, что с Декстером что-то не так. Медленно повернув голову, он сфокусировал взгляд на товарище, и только сейчас понял, что гильдиец ранен.
- Подержи мою винтовку пожалуйста, Мар... - начал было юноша, и только сейчас осознал одну очень неприятную истину.... Марго с ними не было. Среди присутствующих не было и Гримарра. Были все... кроме них. Кай точно помнил, как они вместе стояли перед оленем. Но... они не ушли бы, бросив часть отряда. Не ушли бы. Резко выдохнув, брюнет прислонился спиной к дереву и сполз по стволу вниз, обхватывая руками голову, словно надеясь, что эта странная дурманящая пелена окончательно сойдет и он сможет вспомнить, как они сюда добирались и где именно отстали их товарищи.
- Мы должны вернуться в Город, - тихо, скорее себе, чем кому-то еще, произнес парень. Они должны были вернуться все вместе, тем же составом, что и ушли. Да, Марго была обманщицей. Да, Кай ее на дух не переносил. Но она была человеком, она жила в городе и именно он был ответственен за ее безопасность. Стиснув зубы, охотник до боли сжал в пальцах волосы, надеясь, что хотя бы это отрезвит мозг, заставит его вновь работать. Никогда прежде юноша не чувствовал себя таким... потерянным. Нужно было помочь Декстеру, но кто-то должен был отправиться за Марго. Ощущение собственной беспомощности и чувство вины нахлынули с невероятной силой. В последний раз подобное Кай ощущал в тот день, когда отец наставил ружье на его друга. На волка. Тот день запомнился мальчишке неприятным осадком, оставшимся в душе. И эта вылазка, непременно, тоже оставит свой след.
Дейзо, сидевший рядом с хозяином, ткнулся носом в его бок, призывая подняться и предпринять хоть что-то. Сейчас было не время и не место для подобного поведения, нужно было выбираться отсюда. Парень хорошо это понимал, но с собственными эмоциями справиться сложнее, чем с горой свинины. Потрепав кота по голове, Кай медленно поднялся и какой-то шатающейся походкой направился в сторону Ингрид и Декстера. Ему нечего было им сказать. Брюнет не понимал, что происходит, и это явственно читалось в потухшем взгляде, напоминавшем сейчас взор потрепанной старой куклы.

+2

98

Ситре порадовалась привалу. Пусть небольшая, но передышка. Не то что бы собака нуждалась в серьезном отдыхе, в быту своей молодости она преодолевала куда более трудные и долгие расстояния, следуя за отарой и чабаном. Но кто знает, сколько им еще идти и какие опасности встретятся им на пути? Сит легла, чутко прислушиваясь к звукам леса. И когда в лесу раздался шум, собака насторожилась, вскочила, отделилась от группы людей, обойдя их кругом, и вышла позади. Кто знает, может снова рысь? Может она не исчезла совсем и сейчас вернуться решила? Впрочем, Ситре жила в одной квартире с рысью. Дейзо никогда не позволял себе так шуметь. Это скорее кто-то из своих. Кто-то веселый и неунывающий...
Ниагара вылетела на поляну стремительно, уверенно и шумно, как танковая дивизия. В одном лице. Впрочем, Сит была рада видеть пеструю, она приветливо вскинула хвост и чуть заметно улыбнулась, приветствуя новоприбывшую. Вот только взгляд собаки был обращен назад, туда, откуда курц выскочила. Упоминание ее раны слегка расстроило Сит. Все таки ее подстрелил ее Декстер. Но Г\где же Кай? Да где хотя бы этот вредный кот? лова курцхаарта развеяли ожидания серой суки, она расстроенно опустила хвост, так ничего и не сказав вновь появившейся Ниагаре. Однако едва Ситре отвернулась от радующейся встрече с людьми собаки, разом все померкло. От неожиданности Сит так и замерла, как стояла, с чуть приподнятой задней лапой, вполоборота. Моргнула. Другой раз. Третий. Ничего не менялось. Непроглядная тьма. Сит стала оглядываться, разглядела едва уловимую искру света.
Камень, догадалась собака. Не успела она сделать и полшага в ту сторону, как насторожилась снова. Глухой звук мягких, острых копыт оленя по талой земле спутать было невозможно. И это всхрапывание. Правда казалось, что оленей несколько, но цокот... Может идет только один.
Камень в ладонях женщины засветился ярче и осветил. Ситре была настолько изумлена, что так и осталась стоять изваянием, молча и как-то тупо глядя на... Три головы одного зверя. Один раз в ее отаре родился мертвый ягненок с пятью ногами. Похоже диких животных это тоже затрагивает. Сит плавно опустила, наконец, заднюю ногу. А олень вновь всхрапнул и сорвался с места, снося на своем пути человека, возглавлявшего экспедицию.
Подобное не прощалось. Все члены этой маленькой "отары" были под ее опекой. Мало того, что не вернулись двое людей и собака, так еще один пострадал. Ситре молча кинулась следом за оленем,  следуя за цепочкой исчезающих следов. Собака не лаяла, а потому увлеченные травмой Декстера остальные могли не заметить ее исчезновения.
Ситре же была уверенна, что олень скоро замедлится и, возможно остановится. Нападать на него Сит не собиралась. Скорее осмотреть, понять где живет эта тварь, возможно, сколько их таких, если их много. К тому же с овцами Сит умела договариваться. Вдруг удастся что-то узнать у оленя? Когда Кай появился на поляне, Ситре была уже слишком далеко, чтобы слышать его голос.

+2

99

Ниагаре не было дано много времени чтобы хорошенечко осмотреться и перевести дух, ведь вокруг все исчезло. Собака просто моргнула, а когда выморгнула ей показалось будто она ослепла, смущало только, что видит она исключительно себя - а вокруг мрак. Курц привыкла полагаться в первую очередь на нюх и слух, а потому, лишившись не такого важного органа чувств как зрение - особо не унывала, лишь активно крутя головой по сторонам, но не сходя с места, неизвестно, что таит в себе эта темнота, определенно ничего хорошего.
Посторонний звук, принадлежащий человеку, пятнистая слышит Ингрид, как ее пальцы скользят по чему-то, вертит судорожно в руках, после чего ее лицо осветил фонарь. Молчаливый долгий взгляд друг другу в глаза - лапоухая завиляла коротким хвостом и приоткрыла пасть, вывалив наружу розовый язык.
- Маргарет? Мистер Фридлейв? - собака обернулась в ту сторону откуда пришла, но ничего не увидела. Не удивительно.
- Кого ты зовешь? Там никого нет! - издав тихий лай, больше похожий на кашель, Няха удивленно уставилась на девушку.
- Свежий воздух определенно дурно на всех влияет - попыталась пошутить охотница, завершая все чем-то на подобие истеричного смешка.
Появившийся из неоткуда трехголовый урод привлек внимание всех. Грех такое игнорировать. Опешив сперва от такого чудовища, собака жадно впилась глазами в то, что навсегда останется в ее памяти, замерев на месте, стояла вот так напротив оленя, не зная спасаться ли бегством или разразиться громким лаем.
Все решил инстинкт. Лишь только лесная тварь дернула с места, оставляя за собой знакомые светящиеся следы, с которыми Ниагара знала что делать. Преследовать! Она сорвалась в погоню без раздумий, поджарое тело  и тонкие ноги были созданы для стипль-чеза, а дух авантюризма ликовал от такой возможности самореализоваться.
А потому достаточно быстро от курца не осталось и следа, так тихо и быстро она исчезла, поминай как звали. А почувствовав, что Ситре сделала тоже самое - последние сомнения, если таковые и были исчезли без следа, ведь 100% собак присутствующих в группе начали преследовать оленя. Она стремительно неслась по светящейся дорожке, только уши развевались наветру, периодически хлестая шоколадную морду.

+2

100

Ниагара и Ситре храбро бросились следом за трёхглавым оленем по светящейся цепочке следов, и лес, словно он был вполне разумен, пожрал всё, что от них осталось - запахи, учащённое дыхание, дробь лап о землю, их утонувшие в сгустке тьмы тела. Отряд вновь разделился: найти друг друга им отныне помешает кромешный мрак. Дейзо не может выследить собак, ушедшие никак не найдут дороги назад.

Для Ниагары и Ситре.
Они бежали следом за чудовищем, посмевшим ранить их двуногого товарища, но то, казалось, становилось всё дальше и дальше, а затем и вовсе светящиеся отпечатки копыт растаяли в тяжёлом, липком воздухе, словно их никогда и не было. Собаки остались наедине друг с другом - уставшие, измотанные погоней, ошеломлённые и одинокие. Они оказались в самом центре Вечного леса, им удалось вырваться из непроглядной черноты, в которой остались их спутники. Прояснилось. Спустя некоторое время стало легче дышать. Стал отчётливо слышен пугливый свист птицы в голой кроне, там, среди хитросплетения ветвей. Собаки чувствуют необычайный прилив сил, их самочувствие значительно улучшается. У них есть время передохнуть и собраться с мыслями, вот только...
- Заблудились? - С сочувствием шепчет чей-то голос, и на поляну, пугливо ступая, выходит маленькая серебристая волчица. Она совсем не боится собак, хотя намного их ниже. Незнакомка выглядит хрупкой и совершенно небоеспособной. Её глаза... Нельзя сказать какого они цвета. Кажется, они и синие, и янтарные... И неестественно ярко зелёные... Сначала её очень тяжело разглядеть, однако чем больше присматриваешься, тем чётче становится её расплывающаяся в воздухе фигурка. Почуяв на шерсти гостей людские запахи, волчица пугливо отступает в кусты.
- Что вы забыли в этом лесу? Вашим друзьям тут опасно находиться. Уходите...
Бонус за любопытство: Ситре и Ниагара на один шаг ближе к цели, чем Кай, Ингрид, Дейзо и Декстер. Они найдут пирамиду быстрее.

Для Кая и Ингрид.
На вопрос Ингрид Коу лишь небрежно махает рукой, шипя и корчась на земле. Он, несмотря на боль, всё-таки встаёт, кряхтя, осматривается по сторонам и первым видит пропажу собак, о чём сообщает спутнице. Яркая цепочка следов тает прямо у него на глазах, а вместе с ней тускнеет и камень. Они вновь остаются в кромешной темноте, но прежде всё же успевают увидеть взявшегося будто из ниоткуда Кая. Тот кажется этим двоим, наверное, настоящим призраком: так неожиданно он появляется и вновь исчезает в ночном мраке, в котором им остаётся только перешёптываться.
В определённый момент Дейзо начинает вести себя беспокойно: крутится, врезается в Кая, жалобно скулит, затем переходит на рычание. Словно маленькие фонарики, на отряд налетают совершенно безвредные светлячки. Они кружат вокруг Ингрид, кажется, тянутся к камню. Дейзо они явно не нравятся. Стоит ли их бояться или четвероногий друг просто напуган? Стоит ли их трогать?..
Декстер осторожно ловит одного из светлячков и прячет в руках. В тот же момент он, отрывая глаза от рук, видит перед собой что-то, чего никто другой разглядеть не может, как ни старайся.
- Дружище... Ты ли это? Тебя же загрызли волки... - Зачарованно и резко выдыхая шепчет Коу и быстрыми шагами срывается вперёд. Дейзо бежит за ним. Их съедает тьма. Не слышно ни шагов, ни дыхания, ничего. Они просто... Исчезли.
Светлячки кружатся близ Ингрид и Кая, не касаясь их. Затем роем летят вперёд, туда, где пропали Коу и Дейзо. Но там их нет... Что предпримут охотники?
Бонус за сплочённость: Декстер и Дейзо с 100% вероятностью не погибнут в экспедиции.

Персонаж Декстер Коу выведен из игры.

+3